Новости

11 Май

Тайна Гурзуфа

В 1808 году крохотная деревушка Гурзуф была отдана в дар губернатору Новороссийского края герцогу Арману Эммануэлю де Ришелье. Герцог начал здесь строительство двухэтажного каменного дома — и это был первый особняк европейского типа, появившийся на Южном берегу. Этот дом впоследствии часто называли домом Пушкина: в 1820-м поэт прожил в нём три недели. Де Ришелье заложил возле дома парк — первый регулярный (то есть имеющий геометрически правильную планировку) парк в Крыму. Кроме того, считается, что именно благодаря устройству этого парка на полуостров попала прежде не росшая здесь белая акация — герцог выписал саженцы из Италии.

Иван Фундуклей (1804–1880), сын миллионера-откупщика греческого происхождения И. Ю. Фундуклея, которому в начале 1820-х годов принадлежали одни из лучших домов Одессы, местечко Гурзуф в Крыму и провиант-магазины Севастополя.

Следующим владельцем гурзуфского имения стал общественный деятель, археолог (а в недалёком будущем ещё и губернатор Киева) Иван Фундуклей. При Фундуклее в Гурзуфском парке появилась необычная канареечная беседка, или канареечник, как иногда её называли. Беседка внешне напоминала клетку и была населена множеством разноцветных канареек. Княжна Горчакова в своих «Воспоминаниях о Крыме» так описывала эту диковинку: «На палочках и тоненьких жёрдочках устроены гнёзда; в самой беседке посажено хвойное деревцо, и маленькие птички выводят здесь птенцов и, пользуясь воздухом и призраком свободы, живут себе, распевая свои весёлые трели; на зиму их берут в комнату, особенно если морозы довольно сильны».

В 1880 году владельцем гурзуфского имения стал купец и железнодорожный магнат Пётр Губонин. Меньше чем за десять лет он превратил Гурзуф в фешенебельный курорт

В 1880 году владельцем гурзуфского имения стал купец и железнодорожный магнат Пётр Губонин. Меньше чем за десять лет он превратил Гурзуф в фешенебельный курорт. В парке Губонин построил семь гостиниц и роскошный ресторан, установил пять фонтанов (фонтаны «Рахиль» и «Ночь» сохранились до наших дней, «Нимфа», «Муза» и «Первый поцелуй» были разрушены). Ресторан Губонина считался лучшим на всём российском побережье Чёрного моря. В меню были черноморские устрицы и крымские перепела, различные сорта морской рыбы. При ресторане были устроены булочная и пекарня, установлены аппараты по производству льда. Отдых в губонинском Гурзуфе обходился в десятки раз дороже, чем в Ялте: до 300 руб­лей в месяц за номер. Жизнь на курорте была такова, что в обиход вошло словосочетание «губонинская роскошь».